В поисках Гипербореи – Интернет журнал: статьи, новости, фильмы и радио онлайн

Главная | О проекте | Блог | Реклама
Чтение RSS
Здесь может быть ваша реклама
Здесь может быть ваша реклама
Главная Контакты Карта сайта Добавить в избранное
  • Место под рекламу

    Опрос пользователей

    Какой раздел статей, вам понравился больше?

    Рекомендуем

    • {topnews}
  • Автор: POLKILO Дата: 06.12.2016 Просмотров: 939

    В поисках Гипербореи

    В разделе: Познавательное
    

    Мистик Александр Барченко - непременный герой любой книги о поисках древней северной цивилизации - Гипербореи. Рассказ о том, что в 1922 году этот ученый по заданию Феликса Дзержинского проник в труднодоступный район Кольского полуострова и обнаружил там следы высокоразвитой культуры древности, кочует из статьи в статью. Отчет об этой экспедиции был якобы засекречен и сгинул где-то в архивах спецслужб, а сам исследователь унес тайну своего путешествия в могилу, так как был расстрелян в годы сталинских репрессий. Но при ближайшем рассмотрении эта красивая история оказывается не более чем мифом. Какова же правда?


    Доктор Барченко, профессор Барченко, академик Барченко... Какими только научными титулами не награждают этого человека поклонники, зачарованные его авантюрной биографией. На самом деле отпрыск провинциального юриста из Ельца, появившийся на свет в 1881 году, не только не имел ученых званий, но и высшее образование завершил лишь к сорока годам. В юности он несколько лет проучился на медицинском факультете Казанского, а затем Юрьевского университетов, но из-за недостатка средств был вынужден оставить учебу. И лишь после революции Барченко получил диплом, окончив годичные (!) Высшие курсы по естественно-географическому отделению при 2-м педагогическом институте.

    Впечатлительный, художественно одаренный Александр долго не мог найти себя в жизни. Его основным увлечением со студенческих времен стали разнообразные эзотерические теории в духе модной тогда Елены Блаватской. Под влиянием ее идей, а также трактатов другого мистика - Иосифа Сент-Ива де Альвейдера, юноша уверовал в древние цивилизации, знания которых существенно превосходили знания его современников. Одной из таких цивилизаций, по версии Блаватской, была гиперборейская, созданная второй расой живых существ на Земле. Они, в отличие от бесплотной первой расы, обладали материальными телами, состоявшими из эфира, и обитали на северном континенте, затонувшем вследствие мирового катаклизма.

    В интересе к такого рода теориям не было ничего удивительного: ими в начале XX века увлекались даже члены правительства и царской семьи. Но для Барченко оккультизм и парапсихология стали навязчивой идеей фикс. Так, однажды он вообразил, что может безошибочно предсказывать будущее по линиям рук, и когда безденежье стало столь острым, что семья Александра перебралась из "дорогой" Москвы в провинциальные Барановичи, открыл там... салон хиромантии. Предприятие это потерпело сокрушительное фиаско. Некоторые авторы утверждают, что в 1900-х годах Барченко проводил "уникальные опыты" по передаче мыслей на расстоянии". Опыты действительно были, а вот результаты... Нет, никаких мало-мальски серьезных открытий Барченко не совершил. Академик Бехтерев, с которым нашего мистика свела судьба несколько позже, одобрил интерес нового знакомца к феномену телекинеза, но не более того...
    
    Единственное, что действительно удавалось Барченко и за что ему платили немалые гонорары, так это литературное творчество. Его приключенческие книги "Доктор Черный" и "Из мрака" обладают всеми достоинствами авантюрного романа и забыты незаслуженно. Их герой, приват-доцент Петербургского университета, в юности прошел посвящение в тайное общество, участники которого хранят знания древнейшей земной цивилизации, погибшей в результате вселенской катастрофы.

    Чтобы удостоиться чести стать "братом", доктор Черный одиннадцать лет провел замурованным в келье таинственного тибетского монастыря. Но по возвращении в мир он познал истину о том, что человеческая история - это история семи рас, последовательно сменяющих друг друга. Сейчас на Земле господствует пятая раса, но кое-где встречаются и выродившеся потомки предыдущих: они, по мнению махатм, подлежат смерти, ибо лишь тормозят развитие истории. Но когда на глазах героя должно произойти смертоубийство девочки, принадлежащей к "вырожденцам", доктор отказывается подчиниться гуру, спасает ребенка и увозит с собой в Европу... Спустя много лет Черный и его воспитанница Джемма возвращаются на Восток, где члены секты начинают за ними охоту... Лучшие страницы этих романов, пожалуй, не уступают произведениям Конан Дойла, Стивенсона, Майн Рида, Хаггарда и других классиков жанра: здесь есть и пересказанная Барченко на свой лад история гибели "Титаника", в которой чудеса героизма проявляет русский вольнодумец Вася Беляев, и интриги финансистов, грозящие привести к разорению отца возлюбленной доктора, и сочное описание колониальной британской Индии и Гималаев...

    Кстати, талантливость книг уверила некоторых авторов, что Барченко сам посетил далекие страны. Так, искатель Гипербореи Василий Демин отмечает, что в романах "описано все так, будто автор видел все своими глазами". На самом деле Александр Васильевич вряд ли вообще покидал пределы Российской империи, о его вояжах нет никаких достоверных данных. Да и на какие средства этот вечно нуждающийся прожектер мог совершить столь дорогостоящие путешествия? Судя по всему, индийско-тибетские мотивы книг Барченко - плод его недюжинной фантазии и книжного образования (читал он, надо отдать должное, немало). Случай отнюдь не уникальный: в конце концов Жюль Верн никогда не бывал ни в Кордильерах, ни на берегах ангольской Кванзы, но мы не задумываемся об этом, когда читаем "Детей капитана Гранта" и "Пятнадцатилетнего капитана". Удивительно другое: даже дело, где ему, казалось бы, сопутствовал явный успех, Барченко довершить до конца не сумел. Роман "Из мрака" явно не задумывался как последний в истории доктора Черного и его друзей. Читатели с нетерпением ждали продолжения, но так и не дождались. Революция поставила жирную точку в литературной карьере этого человека. А жаль, ей-богу.

    После того, как грянул Октябрь, Барченко поначалу подвизался в качестве преподавателя революционных матросов Балтийского флота (денег в семье по-прежнему не было). Темой лекций недоучившегося медика были отнюдь не правила оказания первой помощи при огнестрельном ранении, а
    все та же эзотерическая историософия, но, так сказать, с поправкой на конъюнктуру.

    Звучало это так: "Золотой век, то есть Великая Всемирная Федерация народов, построенная на основе чистого идейного коммунизма, господствовала некогда на всей земле. И господство ее насчитывало около 144 тысяч лет. Около 9 тысяч лет тому назад... в Азии была попытка восстановить эту федерацию в полном объеме. Это та эпоха, что известна в истории под именем похода Рамы". Далее Барченко вещал про то, что в Тибете до сих пор сохраняются знания, позволяющие восстановить великую коммунистическую федерацию, и охреневавшие от таких истин балтийцы выражали готовность с боями прорываться в Гималаи. И строчили об этом письма в соответствующие инстанции, но ответа не получали.


    В 1920 году просветителю крестьян и пролетариев наконец повезло. Его опыты в области телекинеза заинтересовали Владимира Михайловича Бехтерева, искавшего в те годы научные объяснения этого феномена. Но тесное сотрудничество знаменитого академика и товарища Барченко еще один миф. Их знакомство состоялось в начале января на конференции в Петроградском институте мозга, а уже в конце этого месяца Александр Васильевич был назначен главой экспедиции на Кольский полуостров и отбыл из столицы... По возвращении Барченко несколько раз встречался с Бехтеревым (отчитывался), состоял с ним в переписке, но вскоре и с ученым и с возглавляемым им Институтом мозга все сношения прекратил. Кажется, это не сильно похоже на "тесное сотрудничество..." Между прочим, целью научной экспедиции было изучение "меряченья" - странной болезни, наблюдавшейся в Русской Лапландии. Подверженные загадочному недугу люди впадали в транс, начинали копировать действия находившихся рядом, говорить на непонятном языке и беспрекословно подчиняться приказам. Так вот: о выполнении основной задачи поездки Барченко известно лишь то, что секрет "меряченья" разгадан не был, и глубокие работы по этой теме появились лишь спустя десять-пятнадцать лет в Германии. Возникает вопрос: что делал Барченко сотоварищи два года в глухом уголке Русского Севера? Ждал, пока закончится Гражданская?

    Поклонники этого героя хором ответят: как можно так говорить, ведь он открыл Гиперборею! Нашел уникальные памятники древности! И вообще мандат Института мозга был лишь прикрытием! Ведь экспедицию финансировало ЧК! Лично Дзерджинский! Давайте же разберемся, что именно нашел Барченко и зачем НКВД нужно было за это платить.


    История находок "ученого", по его словам, такова. Однажды участники экспедиции попросили ловозерских лопарей (саамов) отвезти их на Роговый остров, куда в течение многих лет шаманы, задабривая духов, свозили оленьи рога. Аборигены тревожить священное место не пожелали, и лишь сын православного священника согласился перевезти гостей на заповедный клочок земли посреди Ловоозера. Но при приближении к острову поднялся такой сильный ветер, что на лодке переломилась мачта, в чем путешественники суеверно усмотрели гнев потусторонних сил. Ученые вынужденно высадились на южном болотистом берегу озера, и неожиданно обнаружили посреди глухой тундры дорогу (кажется, даже мощеную). Просека, что вела к соседнему Сейдозеру, заканчивалась открытой площадкой, с которой Барченко и его соратникам открылся воистину мистический вид: с противоположного берега на них смотрела распластанная на скале гигантская фигура с раскинутыми руками. Позже лопари рассказали им предание о том, что это предводитель воинственных иноземцев Куйва, который проиграл бой саамскому шаману-нойду и превратился в тень. Находка эффектная, что и говорить. Но есть пара оговорок.

    "Куйва на Сейдозере пользуется особым почетом со стороны Сейдозерских лопарей (зимой они живут в Ловозерском погосте). Проезжая на карбасах мимо Куйвчорра, лопари опасаются громко кричать и ругаться из-за боязни, что "Старик" разгневается. К нам они обращались с просьбой, чтобы и мы соблюдали бы возможную тишину вблизи Куйвы. Лопари избегают грязнить воду в Сейдозере, так как Старик этого не любит, и в противном случае не даст рыбы".

    Это не текст древнего манускрипта, который Барченко передали хранители древнего знания. Это отрывок из статьи известного этнографа Вильгельма Визе, опубликованной в Известиях Архангельского общества изучения Русского Севера в 1912 году, за девять лет до экспедиции Института мозга. Научное сообщество уже давно было осведомлено о Куйве, и открытие идола над Сейдозером было открытием для Барченко и его товарищей, но никак не для науки. В Петрограде ученые резонно предложили Александру Васильевичу воздержаться от далеко идущих выводов до тех пор, пока не будет доказано искусственное происхождение Куйвы. А в 1923 году советский геолог академик Ферсман установил, что загадочная "тень" образовалась естественным образом: ручейки талой воды, стекая с вершины, в течение веков вытемнили часть скалы в форме человеческого силуэта.

    Куйва был главным "козырем" Барченко. Все прочие его находки - надо сказать, немногочисленные - явно рангом пониже. "В одном из ущелий мы увидели загадочные вещи. Рядом со снегом, там и сям пятнами лежавшим по склонам ущелья виднелась желтовато-белая колонна вроде гигантской свечи, а рядом с ней кубический камень", - вспоминал товарищ Барченко астрофизик Александр Кондийан. По возвращении домой глава экспедиции рассказывал также о ритуальных камнях-сейдах, о виденной им небольшой "пирамиде" из камней и о странном лазе под землю, у которого всех исследователей охватило чувство панического страха... Вот, собственно, и все. Разве это тянет на открытие древней цивилизации?

    Теперь о роли спецслужб в кольской одиссее Барченко. Хочу заострить внимание на том, что в экспедиции, состоявшей из самого Александра Васильевича, его супруги, четы Кондиайнов и завхоза Пилипенко, не было не только ни одного чекиста, но даже ни одного большевика. Возможно ли, что исследования стратегического значения, да еще и в условиях очень тяжелой международной обстановки, могли вестись без комиссара? И это при том, что в 1918 году в органы на Барченко поступал донос, рассказывающий о его антисоветских настроениях. А если бы он, найдя "тайные знания", рванул бы в буржуазную Норвегию? Или Финляндию?

    Разрешить эту загадку позволяет рассказ самого "профессора" о начале сотрудничества с ЧК. Однажды на его петроградскую квартиру явились четверо чекистов: Федор Лейсмер-Шварц, Александр Рикс, Эдуард Отто и Яков Блюмкин. Все они были старыми знакомцами Барченко, так как интересовались оккультизмом и посещали лекции Александра Васильевича об империи Рамы. Исследователь поведал им, что в данный момент изучает возможности чтения мыслей на расстоянии. Прорыв в этой отрасли науки, по его мнению, мог бы быть достигнут в случае установления контактов с хранителями древних "допотопных" знаний. "Товарищи заявили мне, что моя работа имеет настолько большое значение, что я должен доложить о ней правительству, председателю ВСНХ товарищу Дзержинскому. По их совету я написал Дзержинскому о своей работе". Можно предположить, что именно после этого "железный Феликс" приказал снарядить экспедицию в район Ловоозера... Но это не так. Ведь судьбоносный разговор Барченко с красными контрразведчиками происходил в конце 1924 года - а с Кольского полуострова он вернулся еще в 1923-м.
    

    Речь шла о поисках Шамбалы - страны в Гималаях, где, по убеждению Александра Васильевича, и сохранился осколок высокоразвитой цивилизации далекого прошлого. До 1924 года о сотрудничестве оккультиста со спецслужбой и речи нет. Да, сотрудники петроградского ЧК за ним наблюдали, проявляли интерес к его идеям, Блюмкин даже ходатайствовал за Барченко перед Луначарским, но это - все. Финансирование Дзержинским исследований в Русской Лапландии и некие засекреченные отчеты, запрятанные в архивах, - лишь миф, в который были транслированы позднейшие перипетии судьбы Александра Васильевича.

    Интересно, что в последующие после Северной экспедиции годы Барченко и не вспоминал об "открытой им" Гиперборее. Его полностью увлек проект поиска Шамбалы, чему способствовала благосклонность Дзержинского к его предложениям. В 1925 году при содействии своих знакомых из ЧК исследователь занял пост руководителя нейроэнергетической лаборатории Спецотдела ОГПУ-НКВД, занимавшейся проблемами неконтактного воздействия на психику человека и прочими паранормальными явлениями. Александр Васильевич читал чекистам лекции по эзотерике, мечтал о поимке снежного человека, пробил для себя экспедиции в Крымские пещеры и Алтайские горы, где безрезультатно искал "универсальные знания". Пытался он добиться разрешения и на поездку в Тибет - искать пути в Шамбалу, но вышестоящие товарищи его урезонили. Советские экспедиции в Лхасу все же состоялись, однако их целью были не знания, а конкретная информация... Агенты большевистской разведки пытались рапространить советское влияние на этот регион и подорвать в нем влияние английское.

    В общем, на своем ответственном посту Барченко отнюдь не преуспел. Все его разработки, несмотря на щедрое финансирование, не получали никакого практического воплощения. А между тем приближалась мировая война, и государству нужны были не обещания найти знания древних цивилизаций, а конкретные результаты... Спонсировать химеру правительство больше не могло.

    В 1937 году Спецотдел НКВД был закрыт. Александра Барченко, как и многих его коллег, арестовали по обвинению в антисоветской деятельности. Так революция пожирала своих детей и тех, кто был к ним близок... Исследователь-эзотерик поплатился за свои связи с матерыми палачами вроде Якова Блюмкина, незадолго до того сгинувшего в подвалах Лубянки. Сыграла свою роль и страсть к тайным обществам, ведь еще в 1923 году Барченко создал законспирированную организацию "Единое трудовое братство". Ее цель была, в общем, безобидна - поиск Шамбалы-Агарти, но эпоха оказалась неблагоприятной для таких масонских игр. Суд признал бывшего чекиста виновным и приговорил его к высшей мере наказания - расстрелу, произошедшему через пятнадцать минут после оглашения приговора.

    Да, безусловно, Александр Барченко был неординарным человеком. Чрезвычайно энергичным. Способным мыслить нешаблонно. Эрудированным. Увлеченным. Свято верившим в свои идеи. Но при этом удивительно бесплодным. Поклонники Барченко уверяют, что находясь в тюрьме, Александр Васильевич написал революционный научный труд, подводящий итоги его исследований в нейроэнергетической лаборатории, но потом эта работа была упрятана в спецхран и якобы пропала во время Великой Отечественной войны. Увы, этой монографии никто не видел и не читал. Была ли она и если да, то каков ее научный уровень, мы можем только гадать. А вот в отношении открытий Барченко на Кольском полуострове сомнений нет: это не более чем легенда. Правда, легенда, которая привлекла к тайне Гипербореи внимание сотен, а может быть, и тысяч человек.

    Гиперборея - это не вымысел?


    Еще в 1907 году появилась теория, что в приполярных областях Европы располагалась прародина древних ариев - предков современных западноевропейцев, славян, индийцев и иранцев. Гипотезу эту выдвинул индийский исследователь Бал Тилак на основании скрупулезного анализа литературного памятника Древней Индии - "Вед". В своей книге "Арктическая родина в Ведах" он указывает на то, что предки индийцев пришли из мест, где день и ночь длятся по полгода, где можно наблюдать северное сияние и где над их головами светили Полярная звезда и Большая медведица, которые не видны с территории современной Индии.

    Не время ли перечитать известные с детства легенды Древней Греции, где полно упоминаний о счастливой стране, что раскинулась за непроходимыми горами в далеких северных широтах? Эллины называли этот край Гипербореей (то есть землей за Северным ветром) и считали, что его населяют боги-титаны, поверженные богами-олимпийцами. Интересно, что прозвище Гиперборейский носил Аполлон, рожденный от союза Зевса и титаниды Лето. Раз в год солнечный бог улетал с Олимпа погостить на родину матери, и именно оттуда, как гласят предания, в Дельфы для строительства храма Аполлона, где долгие годы хранился легендарный дельфийский оракул, прибыли зодчие, непревзоденные по своему таланту. "...Счастливый народ, который называется гиперборейцами, достигает весьма преклонных лет и прославлен чудесными легендами", - пишет античный историк Плиний-старший. - Верят, что там находятся петли мира и крайние пределы обращения светил... Светила там восходят только однажды в год при летнем солнцестоянии, а заходят только при зимнем... Там неизвестны раздоры и всякие болезни. Смерть там приходит лишь от пресыщения жизнью... Нельзя сомневаться в существовании этого народа". Таинственности в эту историю добавляет то, что следы неизвестной северной страны встречаются отнюдь не только в мифах, но и на старинных картах. Так, на карте выдающегося средневекого картографа Герарда Меркатора, при составлении которой он пользовался древнейшими источниками, в Северно-Ледовитом океане помещен материк под названием Гиперборея. На карте Птолемея Клавдия (1490 годы) этого материка нет, зато к востоку от Урала есть горы, именуемые Гиперборейскими - те самые, за которыми должна располагаться вотчина титанов.

    В СССР версию Тилака активно разрабатывала этнограф и культуролог Светлана Жарникова. Так, в одной из своих работ, она поставила вопрос: а существуют ли в реальности упомянутые в "Ведах" горы Хару и Меру, где обитают боги индуистского пантеона? И ответила на него. Жарникова вычленила из "Вед" все данные об этих легендарных громадах и попыталась соотнести их с одним из северных горных массивов. Итак, священные тексты древних индийцев гласят, что Рипейские горы, Хара и Меру протянулись с запада на восток; что за ними находится Ледовитый, Кронийский или Мертвый океан; что они являются водоразделом; c вершины этих гор берут начало реки Небесная Ганга, Священная Раха, река Руссийа, все большие реки Скифии кроме Истры-Дуная; высоко над горами можно увидеть Полярную звезду и созвездие Большой Медведицы; там полгода длится ночь и полгода день. зимой дует холодный ветер, приносящий много снега; реки, берущие начало в этих горах, текут в золотых руслах, а горы таят в себе несметные богатства; горы покрыты лесами, изобилуют зверьем и птицей; они очень высоки; и наконец, за ними лежит счастливая страна.

    На севере Восточной Европы существуют лишь одни возвышенности, которые отвечают всем этим признакам кроме одного. Речь идет о Северных Увалах, соединяющих полярный Урал с Арктикой. Как и Рипейские горы "Вед", они тянутся с запада на восток, за ними лежит побережье замерзающих Белого и Баренцевого морей, они являются водоразделом (реки справа от них текут на север, а реки слева от них - на юг), на Северных Увалах можно круглый год наблюдать Полярную звезду в зените, здесь полгода длится полярный день и полгода полярная ночь; реки, текущие с Увалов часто имеют золото в руслах, они покрыты лесами и разными разнотравами. Существует лишь одно несоответствие Увалов мифическим горам: небольшая высота. Однако современная геология не может точно установить, какой она была 3-5 тысяч лет назад в эпоху индоиранской древности. Вполне вероятно, Увалы были значительно выше. И еще один козырь предположения Жарниковой:сегодняшние Северные Увалы расположены абсолютно в том же месте, где на карте Птолемея показаны Гиперборейские горы.

    Так что вполне возможно, следы гиперборейской цивилизации и сохраняются где-то на русском Севере, но вовсе не там, где искал их Александр Барченко.
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
    Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:


Наверх

Реклама

Журнал для молодежи
Designed by CENTROARTS